Пеппи Длиныйчулок от мастера японской анимации Хаяо Миядзаки

Оказывается, еще в далеком 1971 году могло так случиться, что творчество известного мастера японской анимации Хаяо Миядзаки пополнилось бы еще одной картиной — про Пеппи Длинныйчулок. Он и его друг и наставник Исао Такахате, еще до создания студии «Гибли», загорелись экранизацией анимационного фильма про Пеппи Длинныйчулок, основанного на историях для детей шведской писательницы Астрид Линдгрен об отчаянно свободолюбивой, сверхсильной рыжеволосой дочери морского капитана, которая бродит по миру, исправляя ошибки взрослых с обезьянкой по имени мистер Нильссон и лошадью без имени.

Исао Такахата рассматривал Пеппи Длинныйчулок как водораздел в европейской детской литературе, боровшейся с истеблишментом, ранее считавших детей бессловесными существами, которых нужно воспитывать по нормам поведения взрослых. Сравнивая Астрид Линдгрен с аналогично мыслящими авторами японского движения «Сердце ребенка», Такахата описывал Пеппи как «бомбу, которая освобождает умы детей такими, какими они были».

Миядзаки впервые был за границей, он прилетел в Швецию на встречу, которая должна была изменить его жизнь, с Астрид Линдгрен, автором книги «Пеппи Длинныйчулок». Но, несмотря на заверения посредников студии, известная писательница не хотела выделить время, чтобы встретиться с тремя японскими карикатуристами. Ссылаясь на огромную занятость, автор избегала их всю поездку. По мнению их коллеги-художника Йоити Котабэ, она «не захотела, чтобы японцы экранизировали ее книгу». А может, просто побоялась доверить свою любимую героиню никому неизвестным японским аниматорам.

Миядзаки вспоминал: «В 1971 году выехать за границу было непросто. Гигантских самолетов не было, и через Анкоридж улетели время и деньги. Если бы я вернулся ни с чем, люди сказали бы: «Ты прошел весь путь до Швеции, и это все, что ты получил!? Вы ни на что не годны!». Поэтому мне нужно было получить некоторые результаты». Во всю надеясь на экранизацию Пеппи, Миядзаки с энтузиазмом погрузился в замыслы, исследования характера и наблюдения.

Но у японских художников не было никаких шансов. Линдгрен настолько ненавидела экранизацию фильма 1949 года, что даже настояла на том, чтобы собственноручно писать сценарии для шведского телесериала в 1969 года из 13 эпизодов, снятого в живописном городе Висби. Это были продюсеры этого шоу, предложившие заключить сделку между ней и японцами по поводу мультипликационной версии и которым так и не удалось выманить Линдгрен из своего кабинета на встречу. Но было уже слишком поздно: японская делегация прилетела в Европу, и часы их обратного рейса тикали.

В Стокгольме Хаяо Миядзаки не спал с рассвета, наблюдая, как плотники идут на работу с жестяными коробками для завтрака, а молодые мамы по утрам гордо гуляют со своими детьми. Отстранившись от обычных бутербродов в своем стокгольмском отеле, он заказал почти все в меню, просто чтобы посмотреть, как его приготовят. Миядзаки осмотрел весь музей под открытым небом Скансен, наблюдая за спартанской обстановкой и тем, как пекут хлеб в старомодных печах.

Он вспоминал: «До того, как я туда поехал, я искренне думал, что смогу изобразить Европу, даже не увидев ее. Но как только я прибыл туда лично, я остро почувствовал глубину настоящего». В Висби он в немом изумлении рассматривал пряничные домики и средневековые каменные стены, словно в ожившей сказке. Он создал множество набросков, записав каждый пережитый момент в своей памяти. Миядзаки вспоминал: «Я тоже фотографировал, но важно просто наблюдать. Быть там было так увлекательно, чтобы обнаружить, что Европа полностью отличается от того, что я ожидал».

Многие из этих изображений теперь сохранены в книге на японском языке «Maboroshi no nagakutsu no Pippi». «Пеппи Длинныйчулок, которой никогда не было» — это ностальгический рассказ об аниме, которое так никогда не было создано, и о тени, которую оно отбросило на более поздние работы аниматоров. Некоторые свои наброски рыжеволосой девочки Миядзаки использовал в аниме «Panda! Go Panda!» («Большая панда и маленькая панда»).