«Для меня писательство – это форма психологического самоутверждения». Интервью с Владимиром Горалем

Сегодня пообщаемся с автором приключенческих романов и не только Владимиром Горалем. И начнём с глупого, смешного, но, тем не менее, животрепещущего вопроса, который хочется задать любому автору: зачем вы пишете? Чем для вас является литература: призванием, работой, хобби?..

Спасибо за вопрос… Он совершенно не глуп и не смешон, а напротив, весьма важен… И прежде всего, для самого автора…

В чём-то, конечно, это сродни вопросу о смысле жизни. На него любому автору одновременно крайне сложно ответить правдиво. Здесь всегда есть риск скатиться в совершенно излишний и, на мой взгляд, никому не интересный душевный эксгибиционизм. Постараюсь, тем не менее, ответить и коротко и, по возможности, искренне и, разумеется, абсолютно субъективно…

Для меня писательство – это форма психологического самоутверждения. Процесс постоянного доказывания, в первую очередь самому себе, собственной неповторимости, незаурядности, талантливости, то есть определённой, качественной значимости в этом мире…

В чём-то, выражаясь в стиле минувших эпох, писательство созвучно акту любви…

В лучшие моменты (в процессе написания текста) ты ощущаешь радость и восторг, а по прочтении написанного чувствуешь столь желанное удовлетворение…  

Одобрение же читателей через их читательский интерес, будучи крайне желательным для писателя, тем не менее, как ни парадоксально, в чём-то менее важно…

Расскажите немного о себе. Чем вы живете и интересуетесь?

Живу семьёй, творчеством. Я по специальности штурман дальнего плавания и побывал в самых разных уголках Земли. Возможно, поэтому меня всегда интересовала международная, глобальная политика…

Как человека родившегося и выросшего в Советском Союзе меня более волнует то, что происходит на постсоветском пространстве. Особенно, куда деться от своих славянских корней, в России, в Украине и в Белоруссии…

Как вы пришли к литературе? Какое место в вашей жизни занимает литературное творчество?

Пробовал писать с детства, да и в юности продолжил свои литературные  эксперименты, впрочем, как многие… Мои школьные сочинения часто даже имели определённый успех…

В дальнейшем, помнится, друзья-моряки не без удовольствия слушали мои литературные зарисовки из нашей промысловой, корабельной жизни…

Всерьёз я занялся писательским творчеством относительно недавно. Видимо почувствовал в этом насущную необходимость…

 В 2007 году был написан мой первый роман «Приключения моряка Паганеля»…

Отвечая на вторую часть вопроса, замечу:

Писателю не стоит много говорить о себе любимом. За него должны говорить его книги…

Роман “Огнев лог” относится к жанру мистического детектива. Почему этот жанр, и трудно ли было в нем работать? Ведь в основном ваши книги о «морских приключениях».

Я бы скорее отнёс роман «Огнев лог» к жанру мистического триллера. Вообще же это книга весьма неформатная. В ней, по моей милости произошла, я бы сказал, совершенно адская смесь жанров…

Сам я обозначил этот жанр, как роман-фантасмагорию.

В юности мне довелось прочитать великолепный во всех смыслах мистико-философский труд Даниила Андреева «Роза мира»…

Впечатления мои от этой великой книги оказались столь глубоки, что не оставляют меня и по сей день. Мистические мотивы, навеянные «Розой мира» при внимательном прочтении можно увидеть во всех моих книгах.

Мои морские романы, разумеется, совсем не исключение.

Да и скажу по секрету, мы моряки народ весьма и весьма склонный к мистике. Бескрайняя, необоримо могучая и загадочная морская стихия к тому весьма и весьма располагает…

В силу вышесказанного работать в мистическом жанре мне совершенно не трудно, скорее вполне органично. Ведь если писателю труден жанр, в котором он работает, то значит, он ошибся с жанром…

Всё просто…

Читатели отмечают, что характеры ваших героев всегда живые и реалистичные. Тяжело ли их придумывать, или, быть может, у них есть прототипы?

Интересный вопрос. Ранее, честно говоря, я об этом не задумывался… Просто писал…

На самом деле, что интересно, прототипы есть у всех моих героев из морских приключенческих книжек. Это легко объяснить. Большую часть жизни я провёл в море, в промысловых рейсах. Среди моих коллег, моряков-рыбаков частенько встречались столь яркие и колоритные персонажи, что сами просились в книгу.

Не то дело, когда касаешься персонажей моих мистически ангажированных книг. Здесь весь литературный материал пронизан самой запредельной, надмирной фантазией. Так что сама атмосфера диктует…

Эти персонажи как бы рождаются, выплывают из «небывальщины», мистического «воздуха» самой книги

Не возникало ли у вас желание после выхода книг переписать в них что-то или что-то изменить?

Творчество, как всякий жизненный процесс есть движение, стремление к улучшению, переделке. Так что, желание что-то переписать в книге, кое-что изменить в её сюжете возникает постоянно. С этим навязчивым желанием, в какой-то момент, даже приходится бороться, ибо нет предела совершенству…

Если же вы видите перед собой писателя полагающего, что всякая его книга есть законченный и неоспоримый шедевр, то знайте, перед вами клинический графоман, с характерной для данного недуга манией величия…

Каков ваш личный рецепт успеха?

Могу поделиться рецептом борща. Я его, по словам домашних, довольно успешно и талантливо варю…

Ну, а если серьёзно, что касается рецепта литературного успеха, то в первую очередь – это искренность, запредельная искренность с собой, а значит и с читателем. Пишите запредельно искренне, читатель это непременно оценит…

Я надеюсь…

Поделитесь своими планами на будущее. Какие книги ожидать вашим читателям?

Открою секрет… Роман «Огнев лог» – это отдельное, законченное  произведение и в то же время, через главных героев он сюжетно связан с другим моим мистико-историческим детективом-триллером, написанным годом позднее романом «Нуар в таёжных тонах». Сейчас я работаю над продолжением, второй книгой этого романа. Он будет назваться «Иркутская рапсодия». Таким образом, в итоге получится цикл книг, или трилогия под названием «Огнев лог».

Интервью брал Николай Курка

Оставьте комментарий