хоббит

10 историй, ставших фундаментом для “Хоббита” и “Властелина колец”

Многие из нас познакомились с жанром фэнтези благодаря книгам Толкина и прекрасных экранизаций Питера Джексона. “Хоббит” и “Властелин колец” зацепили многих. Они вдохновили таких мэтров жанра как Мартин и Брукс. Но не стоит думать, что жанр фэнтези родился тогда, когда первый эльф ступил на территорию Средиземья.

Сам профессор не раз признавался, что черпал вдохновение в старых рукописях. Также еще одним источником, из которого зародилось Средиземье, были книги Льюиса, близкого друга Толкина. Они какое-то время даже собирались написать книгу вместе. Вашему вниманию предоставляются 10 рассказов, которые стали источниками вдохновения для Толкина и благодаря которым возникло легендарное Средиземье.

1. Уильям Моррис, «Корни гор»

Уильям Моррис

В детстве Толкин зачитывался “Историей Сигурда”. Она была частью “Красной сказочной книги” авторства Эндрю Лэнга. Благодаря этой книге он узнал о Уильяме Моррисе. На самом деле “История Сигурда” – это сокращенная версия “Саги о Вёлсунгах” Морриса, которую ранее сам Толкин и перевел с древнескандинавского. Почти никто из биографов профессора не упоминает о том, что Моррис оказал на его творчество колоссальное значение, особенно в детские годы.

В 1911 году, на старшем курсе, Толкин прочитал статью о норвежских сагах, а через несколько месяцев он опубликовал отчет о “Саге о Вёлсунгах” в школьных хрониках. В нем он использовал название перевода Морриса, а также его слова и фразы. Спустя годы, в 1920 году, Толкин прочитал свое эссе “Падение гондолины” в клубе колледжа Эксетера. Президент клуба написал в протоколе, что Толкин следовал традициям “таких типичных романтиков, как Уильям Моррис”. Хотя существует много доказательств влияния Морриса на профессора, очень немногие ученые говорили об этом до сих пор.

2. Беовульф

Эта эпическая поэма была настолько важна для профессора, что он изменил современное представление о ней. В 1936 году Толкин написал эссе под названием “Беовульф: монстры и критики”, где сказал, что сага крайне важна в мире литературы. Благодаря Толкину сегодня “Беовульф” частью основы фэнтези. Его тема “света против тьмы” стала одной из самых распространенных в современном фэнтези, включая собственные истории Толкина. В 1938 году профессор заявил в интервью, что “Беовульф – один из моих самых ценных источников”. Джон Гарт, который написал “Толкин и Великая война”, даже сказал: “Если бы не было “Беовульфа”, Толкин не стал бы тем, кто он есть”.

3. “История Сигурда” Эндрю Лэнга

Эндрю Лэнг

“Красная книга фей” Эндрю Лэнга была одним из любимых детских произведений Толкина. Одна из последних историй в ней была “История Сигурда”, которая стала (как утверждал Хамфри Карпентер, написавший биографию профессора) лучшей историей, которую Толкин когда-либо читал. Толкин также однажды сказал, что он был одним из детей, с которыми общался Лэнг. Это история ведет свое происхождение из древнескандинавских саг.

Сигурд завоевал славу и богатство, убив дракона Фафнира и забрав его сокровища. Меч, который использовал Сигурд, был сломан, когда умер его отец, но его выковали снова из обломков. Толкиен использовал ту же идею для меча Арагорна, который был сломан, когда Элендил, предок Арагорна, сражался с Сауроном. В своем письме Наоми Митчисон он сказал, что его образ Смауга в его романах основан на Фафнире.

4. “Книга драконов” Эдит Несбит

Никто не знает наверняка, читал ли Толкин эту книгу, но исследователь Дуглас Андерсон полагает, что это так. “Книга драконов” была впервые опубликована в 1899 году, когда профессору было семь лет. Толкин как-то упомянул в письме Уистену Одену, что он когда-то написал историю, когда был примерно в этом возрасте. Все, что он мог вспомнить, это то, что там был “великий зеленый дракон”. Возможно, это было всего лишь совпадение, но в одной из историй Несбит было много зеленых драконов. Поэтому нельзя исключать вероятность того, что забытые детские воспоминания могли внезапно всплыть на поверхность спустя долгое время.

5. “Золотой ключ” Джорджа Макдональда

Джордж Макдональд был еще одним детским любимцем Толкина. В своей книге Хамфри Карпентер говорит, что профессору понравились книги о Курди этого писателя. В 1964 году Pantheon Books попросили Толкина написать предисловие к новому изданию “Золотого ключа”. Профессор ответил, что он “не настолько ярый поклонник Джорджа Макдональда, как Клайв Льюис; но ему нравятся эти истории”.

Но Хамфри Карпентер говорит, что после того, как профессор перечитал “Золотой ключ”, он счел книгу “плохо написанной, бессвязной и попросту плохой, несмотря на несколько интересных моментов”. Истории о Курди в итоге вдохновили Толкина на образы орков и гоблинов. В “Золотом ключе” есть волшебница возрастом тысячи лет. То, как Макдональд описал этого персонажа, очень похоже на то, как Толкин описал Галадриэль много лет спустя.

6. “Кошечка Мяу” Эдварда Кнатчбулла-Хугессена

В письме к Роджеру Ланселину Грину Толкин вспоминает, как читал в детстве старый сборник рассказов, который был весь изодран, без обложки и титульного листа. Одной из любимых историй профессора в этой книге была “Кошечка Мяу” Э. Кнатчбулла-Хугессена. Толкин считал, что этот сборник мог быть составлен Бульвер-Литтоном. Впоследствии он так не смог найти эту книгу, но можно довольно легко увидеть то, как “Кошечка Мяу” повлияла на дальнейшее творчество Толкина.

Большая часть этой истории происходит в “большом и мрачном лесу”, который очень похож на Мирквуд, Фангорн и даже Старый Лес. В нем есть огры, гномы и феи. Также в сборнике был описан людоед, замаскированный под дерево. В какой-то момент профессор отрицал, что его вдохновляли образы детских сказок, но впоследствии признался в обратном.

7. “Чудесная земля снергов” Эдуарда Уайк-Смита

“Я хотел бы описать свою собственную любовь и любовь моих детей к “Чудесной земле снергов” Эдуарда Уайк-Смита», – писал Толкин в своих заметках к эссе “О волшебных историях”. Позже, в своем письме Уистену Одену, профессор рассказал, что вероятно эта книга стала прообразом хоббитов. Когда Толкин впервые начал писать историю, которая впоследствии стала “Хоббитом”, он рассказывал детям много историй о снергах, которые действительно были очень похожи на хоббитов. Средиземье, и особенно Шир, также во многом похожи на Землю Снергов.

Одна из глав книги по названию “Искривленные деревья” вдохновила Толкина на историю о Бильбо и гномах в Мирквуде. В самых ранних черновиках “Властелина колец” хоббит по имени Троттер помог Фродо добраться от Шира до Ривенделла. Троттер был очень похож на Горбо, главного персонажа “Снергов”, который путешествовал с двумя человеческими детьми по земле. В конце концов Троттера заменили на Арагорна, но многие сходства остались.

8. Генри Райдер Хаггард

Толкиен любил рассказы Генри Хаггарда в детстве, и впоследствии высоко отзывался о его творчестве. Больше всего Толкина вдохновила книга “Копи царя Соломона”. Благодаря ей писатель включил в “Хоббита” карту, некоторые детали повествования и древние сокровища. Даже Голлум, Блистающие пещеры Хельмовой пади и трудности Гэндальфа в выборе правильного пути в Мории, похоже, были вдохновлены сценами и персонажами из “Копей царя Соломона”.

9. “Ночная земля” Уильяма Ходжсона

Иллюстрации к “Ночная Земля”

Клайв Льюис однажды сказал, что образы в романе Уильяма Хоупа Ходжсона “Ночная земля” можно описать, как “незабываемое мрачное великолепие”. Дуглас Андерсон также согласен с Льюисом, что “Ночная Земля” является своего рода шедевром. Хотя нет никаких свидетельств относительно того, что Толкин когда-либо читал произведения Ходжсона, если прочесть “Ночную землю” или даже “Взрывчатку Баумоффа”, можно найти сходство с некоторыми моментами творчества Толкина. К примеру, Ходжсон описывал вызов сил тьмы точно так же, как Толкин в эпизоде о шахтах Мории.

10. “Книга чудес” Лорда Дансени

Толкин дал интервью Шарлотте и Денису Плиммеру в 1967 году. Они прислали ему свой первый черновик статьи, которая в конечном итоге была опубликована в журнале Daily Telegraph в следующем году. В ней они процитировали слова профессора: “Когда вы изобретаете язык, вы основываете его на чем-то, что слышали. Вы говорите “бу-ху”, и это что-то значит”.

Толкин явно не был впечатлен их высказываниями и ответил, что для него было странным сказать что-то подобное, потому что это полностью противоречит его собственному мнению. Но он также сказал, что если он придумал бы какое-либо значение фразе “бу-ху”, то оно было бы вдохновлено историей лорда Дансени “Чу-бу и Шимиш»: “Если бы я использовал слово “бу-ху”, это было бы имя какого-то смешного, толстого, важного персонажа”.

1 комментарий к “10 историй, ставших фундаментом для “Хоббита” и “Властелина колец””

  1. Пингбэк: Гроб, гроб, кладбище, призрак: 10 классиков черной литературы

Комментарии закрыты.